О «Доступной среде»: тонкая грань между отсутствием барьеров и экстремальным спуском

О «Доступной среде»: тонкая грань между отсутствием барьеров и экстремальным спуском

Доступная среда — это не только о низких бордюрах и инвалидах. Это физическое окружение, коммуникация с обществом, транспортом и культурными объектами. Проблема касается каждого, кто готов реализовывать права и свободы для участия в жизни города. Что говорят о реализуемой программе организации по защите инвалидов, и как обстоят дела с «Доступной средой» в Ярославле?

По бумагам и заседаниям

В Ярославской области действует программа «Доступная среда», в рамках которой создаются благоприятные условия для полноценного участия инвалидов в жизни общества. Только по городу больше 10% населения — люди с ограниченными возможностями, если не учитывать малоподвижных гражданах, которые подвернули ногу или находятся на реабилитации.

С 2019 года софинансирование государством региональных программ прекратилось. Однако власти города намерены продолжить обеспечивать блага: на 2019-2021 года предусмотрено 32,1 млн рублей, хотя сумма заметно уменьшилась по сравнению с 2016-2018 годами, где было потрачено 142,7 млн рублей.

За 8 лет «многое изменилось: и архитектуру зданий делают с расчетом на малоподвижных граждан, и само общество идет навстречу. Понимание есть, и это здорово, — рассказал председатель Ярославской областной организации ВОИ Александр Фролов. — Главное, чтобы делали то, что доступно на самом деле. Можно пройтись по городу и насчитать много пандусов. Деньги затрачены, но эксплуатация невозможна».

Эксплуатация невозможна

Сейчас все общественные учреждения обязуются составлять паспорт доступности. Чтобы его утвердить, необходимо обратиться к ГОСТу. Важно, что крупные компании, магазины стараются оборудовать помещения для малоподвижных граждан.

Однако порой создается только видимость доступной среды, ведь на деле этим невозможно пользоваться, особенно это касается дворов и входов в подъезды.

«К примеру, инвалид живет в доме, который был построен в 1968 году (самые распространённые в городе) где-нибудь на втором или третьем этаже. Сложно не только спуститься, но и выйти во двор. Не оборудованы пандусы, крутые лестницы и узкие проходы. Механическая коляска не помещается, не говоря уже об электрической, у которой вес до 60 кг без самого человека. Даже по пандусу в таких домах без посторонней помощи не спуститься из-за крутого наклона», — говорит Ирина Дворецкая, специалист по организационной работе в ВОИ.

Возникают проблемы и на дороге:

«Ничего запредельного от города не требуется: ровный тротуар, доступные пандусы и своевременная уборка улиц. О какой доступности можно говорить, если посередине тротуара на Красном перекопе стоит фонарный столб. Мне, как незрячей, не угадать, где именно. Или как понять, где тактильная плитка, а где неровный тротуар», — об основных проблемах говорит член Всероссийского общества слепых Анна Князева.

О туризме и культурном просвещении

На геопортале города (gis76.ru) можно увидеть, что среди культурных объектов (театры, библиотеки, музеи, кинотеатры и др.) только музей-заповедник и билетные кассы (символично, правда?) могут похвастаться доступностью для инвалидов–колясочников. Даже Первый русский театр, пользующийся большой привлекательностью для туристов, оборудован только автостоянкой для инвалидов.

Елена Поцелуева приезжала в конце августа в гости. Она отзывается о Ярославле с восторгом, пока речь не заходит о доступности передвижения на коляске: «Пазик с подъёмником прождали минут сорок. А когда долгожданный транспорт подошёл, водитель сообщил, что возиться с подъёмником он не будет. Долго! В моей практике такое впервые! Следующий пазик ждали еще около получаса, я порядком замёрзла. Новый водитель был более адекватным, но когда вышел опускать пандус, вдруг вспомнил, что он сломан».

Проблема не только в транспорте: «Дороги в городе ужасные, тротуары ещё хуже! Выбоины, ухабы, раздолбанные ливнёвки, которые переезжать одно мучение, нет понижения бордюров для заезда. В моем городе Брянске ситуация для людей на коляске обстоит лучше».

Помощь есть

По-прежнему трудно приходится тем, кто вынужден решать проблему с доступностью в своем жилище. Так, в многоквартирном доме без утверждения департамента нельзя самостоятельно что-то оборудовать или переделать.

Помогают и решают вопрос органы социальной защиты, но вопрос должен оставаться на государственном уровне. В обществе тоже нужно повышать культуру:

«Говоря о доступности, нужно помнить не только об инвалидах, но и людях с травмой, с тяжёлым чемоданом, с коляской. Порой при входе в подъезд первые две ступеньки без перил становятся непреодолимой преградой, чтобы попасть в собственную квартиру. Общество начинает понимать, что доступность нужна не какому-то конкретному человеку, а всем, только когда сами сталкиваются с невозможностью добраться куда-либо из-за гипса или тяжёлой сумки», — указывает на основную проблему Ирина Дворецкая.

Жители домов порой сами против того, чтобы ставили рельсы или переделывали подъезды: мешает. Нужно поднимать культуру самого общества, потом говорить о том, чтобы делать город полностью доступным для инвалидов.

Добавить комментарий

Закрыть меню
×
×

Корзина