Сказка о вертикали власти в уездном городе Я

Сказка о вертикали власти в уездном городе Я

Почему та-а-ак плохо, когда всё хорошо?

Мальчик к дедушке пришёл, и спросила кроха: «Что такое хорошо и что такое плохо? Почему говорят по телевизору, что всё у нас хорошо: дороги ремонтируются, детские сады строятся, зарплата повышается, но папа едет в Москву на заработки, машина твоя провалилась под землю, мне скоро в школу, а я и в саду не был?»

И ответил дед ему: «Тише-тише, внучок! Для таких разговоров надо дверь на все замки закрыть, зашторить окна, зайти в ванну, включить воду и только тогда начать беседу. Иначе же посадят тебя за клеветничество вертикали-то властной или запретят сидеть в соцсетях разных. И что из этих зол хужее?»

Мальчишке было не до философских размышлений, поскорее ему хотелось узнать о городских метаморфозах. Ходит он по скользкому льду зимой, весной и осенью переплывает тротуары и летает над ямами, летом дышит пылью, а по ТВ вещают о безопасных и качественных дорогах. Как так? Никто не мог ответить, все отмахивались или убегали скорее от назойливого мальчишки.

И тогда решил дед древний передать свои сакральные почти знания подрастающему поколению.

— Давным-давно, когда губернатора не назначали, а выбирали, жили люди долго и счастливо… Могли обыватели в любое время к чиновникам обратиться, дела все свои решить. Это теперича люди работают на власть, света белого не видя, а тогда власть была народным слугой.

Народ тот мог выбирать, кому городом управлять, кому областью, а кому районом. И спрос всегда был с чиновника, с каждого. А потом в целях оптимизации и укрепления государства решено было на высшем совете назначать руководителей. Мол, народ аполитичен стал, ушёл в потребительство, разбредается в разные стороны, сошёл с курса общего. Того и гляди, бунты организуют силы заморские.

И для соблюдения закона главного был придуман новый закон о местном самоуправлении. Губернатора назначают, а вот депутатов-то горожане выбирают. Так что политические свободы за людом простым сохранили, оставили им возможность проявлять свою позицию гражданскую.

И стал наш главный по России назначать своих людей проверенных. Одним из них был генерал, который ловко прищучивал милиционеров за дела их противозаконные. Его-то к нам в длительную командировку и направили. Мол, местным народом слуги избранные —  одни сплошные взяточники да коррупционеры. Навести порядок надобно было.

Отвлёкся я немного. Так вот, стал назначенец у нас сидеть да собирать свою команду, а как собрал, стали все жить припеваючи. Все —  это приехавшие эффективные управленцы, местные-то, оказывается, совсем дела своего не знают.

Но начала общественность волноваться да писать про мэра всякое. То ли полное безвластие так подействовало, то ли абсолютная безнадёга — одному богу известно. Писали что? Да всякое, или правду, или ложь —  сразу-то и не поймёшь, а коли поймёшь, то всё равно промолчать пришлось бы. Закон же появился о наказании за оскорбление власти! А правду объективную говорить да жаловаться на свою жизнь —  это тоже своего рода обвинения в адрес власти. Кому садиться-то из-за них охота?

И вскоре после диванных возмущений арестовали чиновника —  друга мэрского, сама прокуратура обвиняет во взяточничестве в крупном размере! А рыльце-то и так в пушку, ведь отец его был наказан за получение взятки. Да отделался штрафом минимальным. В генах дело или в воспитании, а может, и ошибка —  не знаем мы.

А коллеги обвиняемого его молчат, слово боятся молвить… Тут уж главное, чтоб их это лихо не задело.

— Дедушка, что же получается? Система эта вертикальная не работает? Совсем она сгнила и погрязла в коррупции? Что делать-то?

— Ну а что тут сделаешь? Коррупция-то на всех уровнях власти есть, только называют её привлечением эффективных кадров. Конечно, каждому управленцу нужны свои люди, но не всех же друзей да соседей собирать и вывозить на важные должности вслед за собой! Одна дюжина, что ли, работников-то на всю страну? Нет, конечно. Просто хочется всем пирог лакомый поделить среди своих.

А ещё у нас метод такой командообразовательный: обмазать одним г… Ой, прости, внучок, одним делом всех занять. «На крючке» будут сидеть, молчать да слушать реального начальника своего.

Нет, совсем не народ начальник, а тот, кто деньги даёт да брать позволяет из казны. Мы, конечно, тоже позволяем, да только от незнания своего да от невозможности попасть в то закулисье.

— Не можем или не хотим, дедушка?

Максим Сидоров

Добавить комментарий

Закрыть меню