Сказка о скотниках, полюдье собирающих

Сказка о скотниках, полюдье собирающих

Как налоговая древнего града Я кружением занималась

Было это очень давно, во времена княжения одной княгини хитрой. Это она решительно провела оптимизацию системы налогообложения, современным языком говоря. А до того по всей Руси скотники действовали, люду простому жизнь травили. По нескольку раз в год могли проехаться да собрать всё самое ценное, что имелось в хозяйстве.

Долго ли, коротко ли грабежи такие продолжались, но однажды народ не вытерпел — взбунтовался да убил предшественника княгини.

Вот поэтому-то и решила женщина изменить систему, ввести уроки да скотников на тиунов заменить. Теперь в каждом погосте княжеский представитель сидел да записывал, кто как живёт, сколько скотины имеет, ведёт ли дела купеческие или голодает.

Вроде бы всё должно наладиться: люд вздохнёт, княгиня будет получать регулярно пушнину, скотину и другие богатства, но не тут-то было! Тиуны на местах решили, что они теперь главные. И вновь стали превращаться в скотников. Почуяли власть могучую, да решили пользоваться ею собственной корысти для.

Только ведь народ жаловаться начал. Тиуны хитроумными оказались. С помощью княжеских подношений и даров стали лучшими друзьями со своими начальниками. Всё готовы сделать, только бы вышестоящий улыбался, глазки от удовольствия щурил и не замечал людских жалоб да скотнического всевластия, а при необходимости и подписывал документы «нужные».

Вот такие княжеские уроки… Сегодня мы бы сказали, что нарушается федеральный закон в угоду местным постановлениям и положениям, а иногда и просто прихоти чиновника.

Это всё была присказка, а сказка будет впереди.

Жил в одной области купец, дела торговые ладно у него спорились. И решил тогдашний молодой предприниматель продолжить торговлю уже в соседней волости. Изучил все законы княжеские, чтобы честь по чести переезд свой оформить. Но только не учёл, что у соседей-то свои правила могут быть.

Тут он и попался. Увидел тиун купца предприимчивого и подумал: «Человек на редкость грамотный, добра от него точно ждать не стоит…» И выгнал. Нет грамотея — нет проблем. Потом с шутками-прибаутками рассказал своим коллегам о приезжем госте. А потом добавил: «Коли ещё раз придёт к нам, вы его выгоняйте. А то непременно морока от него какая-нибудь выйдет… Да и глаза мне его совсем не понравились!»

Чуйка на опасность у тиуна была хорошая. Купец и впрямь во второй раз явился, да только со свидетелями. Напор такой подействовал на тиунов, но и сдаваться полностью не хотят они. Можно сказать, честь их лаптей-мундиров задели. Но и отказать при уважаемых людях не могут. Решили отправить его к своему начальству. Но предупредили, мол, там люди занятые, поэтому немедля ехать не надо. Стоит обождать денёк-другой.

За это время озадаченные прытью незваного гостя сами отправили гонца к своему начальству. Предупредили его о грядущей опасности, во всех красках описав возможные последствия. Вздохнул умасленный тиун всех тиунов местных, но надо встречать купца настойчивого.

И двух дней не прошло, купец у порога. А начальник-то уже подготовлен. Помнит он недавние истории о кружении своих предшественников. Когда вкруговую люди объезжали деревни да сразу по нескольку оброков изымали. Эх, только вскоре уже не рады были богатству своему скотники, скоренько их на кол за кружения такие посадили. А тиун главный тихо сидит, никого не трогает и не хочет, чтобы и его задевали.

Ласково поговорил тиун этот с купцом приезжим. Похвалил его за глаза красивые, за торговлю честную, за мудрость и опыт купеческие, за желание развивать торговлю и в новых уроках-волостях. Но не удалось словом да угощениями вкусными закружить-запутать гостя.

Настойчиво тот добивался решения. Разжалобился тогда начальник для виду, хотя сам в сердцах проклинал человека торгового: «Со своим уставом к нам не ходи, а то от нашего погибнешь. Ты ведь даже не знаешь всех наших законов, а я тебе сразу скажу, что найдём мы лазейки прихлопнуть тебя. Надо ли тебе это? Не за одно, так за другое прищучим. Может, сам уедешь подобру-поздорову и друзьями останемся?»

Озадаченный купец уехал… Что же делать теперь ему? Вопрос не риторический.

Максим Сидоров

Добавить комментарий

Закрыть меню