Легко ли быть девочкой

Легко ли быть девочкой

Депутаты ярославского муниципалитета озаботились «половым вопросом»

Существует довольно популярная цитата, что все великие всемирно-исторические события и личности повторяются дважды: первый раз как трагедия, а второй — как фарс.

В нашей многострадальной, как походя выражаются, истории трагедий разного рода более чем достаточно. Включая сферу, которую сегодня принято именовать гендерными отношениями. То бишь в том, что вчера ещё подразумевало отношения между мужчиной и женщиной, а сегодня даже и не поймёшь, кто тут с кем и в какой конкретно форме «относится».

Что же до фарса, то иначе не назовёшь всё то, что происходит сегодня в нашей по самое некуда раскрепощённой действительности. Итак, 22 января на заседании постоянной комиссии по социальной политике муниципалитета Ярославля депутат М. Л. Дьячевская, представляющая в нынешнем составе муниципалитета ЛДПР, как-то вдруг решила привлечь внимание коллег-депутатов к тому самому «половому вопросу», что был столь популярен в России ещё на рубеже прошлого и позапрошлого веков. Когда не было, кажется, в империи человека, от незатейливых провинциальных гимназисток и вплоть до гигантов мысли вроде Л. Н. Толстого, который не считал бы своим гражданским долгом озаботиться этой животрепещущей проблемой.

На сей раз возмущённый разум народной избранницы закипел по поводу такого, казалось бы, вполне невинного события, как новогоднее представление на ёлке в ДК «Нефтяник», имевшее место быть 5 января. Там по ходу дела зловредную девочку превращают в мальчика, совершив над ней тем самым, выражаясь современным языком, манипуляцию по перемене пола. Это автоматически сделало девочку в глазах М. Л. Дьячевской трансгендером, так что депутат самозабвенно ринулась бороться с пропагандой как истинный либерал-демократ.

Конечно, учитывая, что Марина Леонидовна Дьячевская, кроме своей основной специальности, «культпросветработник, режиссёр массовых театрализованных представлений», в 2016 году ещё окончила некий институт развития образования по специальности «олигофренопедагог», то кому же, как не ей, нести свет просвещения в депутатские массы, особенно по такой деликатной тематике. Кто ещё, кроме дипломированного олигофренопедагога, вообще может у нас доступно объяснить, что такое этот самый трансгендер и почему девочке нельзя превратиться в мальчика, да ещё и на глазах у ошарашенной публики.

Что интересно, Марина Леонидовна не поделилась личными впечатлениями от просмотра скандального спектакля. То есть для многих так и осталось неясным, а видела ли она сама то представление, по поводу которого пришла в столь возбуждённое состояние гражданской озабоченности. В своём выступлении она лишь ссылалась на мнение неких анонимных родителей, которые категорически «не хотят воспитывать трансгендеров».

Для предотвращения нежелательных проявлений чуждых нашей морали идеологических установок г-жа Дьячевская в лучших традициях неудобозабываемого Главного управления по делам литературы и издательств при Совете Министров СССР предложила «отслеживать репертуар». Правда, не уточнив, на какой именно орган исполнительной либо законодательной власти она намерена возложить столь ответственную миссию.

Впрочем, коллеги по депутатскому корпусу достаточно прохладно отнеслись к столь радикальному предложению, может быть, именно в силу его расплывчатости и неопределённости. Так что дискуссия, как оно и водится в нашем представительном органе, сама собой сошла на нет и закончилась, так по существу и не начавшись. На том и пошабашили с чувством законного удовлетворения от хорошо проделанной работы.

Да, а та героиня представления так и не захотела возвращаться в первобытное девчоночье состояние. Потому что ей больше понравилось быть мальчиком. Ох, видать, и впрямь нелегка ты, женская доля…

Александр Богатырёв специально для «Колокола»

Мнения

Активист ЛГБТ-сообщества в Ярославле Алан Ерох: «Это просто похоже на какую-то суперистерию вокруг ЛГБТ. Я не знаю, когда люди поймут, что дети, увидев геев или трансгендеров, не станут таковыми. Ну не работает оно так. Да и вообще, я не думаю, что авторы задумывали показать трансперсонажа, скорее, это уже родители увидели такой смысл, испугавшись.

Если же это была детская сказка с репрезентацией трансгендера, я максимально негативно отношусь к цензурированию этой темы. Мы можем спрятать представителей ЛГБТ-сообщества, но от этого человечество не станет на 100 % гетеросексуально и цисгендерно. Это лишь ещё больше ударит по меньшинствам, а особенно по ЛГБТ-подросткам и детям».

 

Депутат муниципалитета Дмитрий Соколов: «Если мы будем подобным образом реагировать на все сказки, мультики и прочее, что в итоге будем показывать детям? На то они и сказки, происходит что-то необычное, в том числе превращения. Я не поддерживаю тех людей, кто видит в обыкновенном новогоднем спектакле трансгендерный подтекст. Не нужно в сказках искать такой подтекст. Вся эта история — маразм „яжматерей“, которые от нечего делать раздули из мухи слона. С такими взглядами можно найти повод прицепиться к любой сказке или мультику».

Алексей Горохов, представитель ярославской общественной организации: «Цензура обязательно нужна, в том числе на подобных спектаклях и других каких-то мероприятиях. Возможно, спектакль был чётко спланирован, а режиссёр, как мне кажется, мог не заметить трансгендерного посыла. На языке психологов это называется закладкой сценария: смену пола нам представляют как что-то нормальное, не общественно порицаемое. Я считаю, что нам нужно чётко отстаивать традиционные ценности. Сексуальные меньшинства есть, с этим ничего не поделать. Но не должно быть никакой пропаганды и даже намёка».

Мария Куракина, житель Ярославля: «Я в принципе не поддерживаю цензуру. В странах с высоким уровнем культуры она не нужна, там создают диалог между представителями различных взглядов.

Обсуждение ЛГБТ-тематики, как и любого аспекта социальной политики, должно присутствовать на государственном уровне, однако не в России. В наших госструктурах нет людей, обладающих знаниями по этому вопросу, поэтому я сторонник того, чтобы правительство просто не замечало этой сферы. 
Что касается пропаганды… О Царевне-лягушке и Царевне Лебеди, например, не говорят в контексте зоофилии. Для детей сказки — это образы, ассоциации, добро и зло, а гадости там обычно видят взрослые сквозь призму своего порой специфического взгляда на мир».

Добавить комментарий

Закрыть меню