Никогда не поздно перестроиться

Никогда не поздно перестроиться

Ярославна Любовь Анатольевна Черняйкова смело меняет образование и работу, любит жизнь в любых её проявлениях. Мы поговорили о традиционных ценностях и о влиянии исторических событий на судьбу обычных людей.

 

— Любовь Анатольевна, у вас целых четыре образования, опыт работы в науке, торговле и клининге, маркетинге. Внушительный «комплект»!

— Всё получилось само собой. Сначала был техникум химико-механический, аналитическая химия. Затем пошла на физику учиться, потом — работать в научно-исследовательский институт.

— Почему выбрали именно аналитическую химию?

— Где был самый большой конкурс, туда и был сунут нос.

— Ого! То есть вы проверяли себя, свои возможности?

— Да, и я смогла поступить. В какое-то время стране стало не до академической науки. В девяностые закрывали предприятия. Наверное, жизнь нашего поколения была сумбурнее, чем вашего. Судьбы многих жителей Ярославля, как и России в целом, были буквально выброшены на рынок. И моя тоже. На нашу долю выпало много интересных рыночных событий, перемен в сфере экономики. Как-то давно в Эмиратах мне дали сдачу, там был доллар 1925 года выпуска. Представляете, всё это время он был в обороте. Вот какие денежные знаки были в 25-м году в России? Сейчас на этот вопрос мало кто ответит.

— Вспомнились перестройка и девяностые, время непростое. А какой период был самым сложным для вас?

— Не бывает в жизни сложных и лёгких периодов. Частенько из одной проблемы выбираешься, в другую забираешься. Как сказал один преподаватель, человек живёт для того, чтобы создавать себе проблемы, а потом мужественно их преодолевать. При нас не случалась война на территории страны, но мои одноклассники и в Афганистане служили, и Чечню прошли, им досталось. И я знаю, что их мамы поседели раньше времени. Всякое бывало.

Из НИИ в торговлю

— А когда вас «выбросило» из НИИ на рынок, чем занимались?

— Сначала все активно ездили в Польшу, а поляки — сюда. По маршруту Москва — Варшава курсировал поезд «Полонез». Высокого уровня обслуживание, выдавали пакетики с полотенцем, зубной щёткой, пастой, мылом… Чай в пластиковых стаканчиках с пластиковыми ложками — для нас это был нонсенс. Ну и, конечно, проводники — польские паны, красавцы-мужчины.

— Только мужчины-проводники?

— Да-да, ухоженные такие. Иду я как-то по вагону, и две дамы раскрывают пакетики с бумажными накладками на унитаз (видно, не был подписан, а они новички) и надевают на себя. И одна говорит: «Вот сейчас пан нам еду принесёт, а мы такие культурные, в салфетках…» Это было так весело. (Смеётся.) Это всё наше непонимание, наша отсталость.

— Учились на ошибках. Закрытость повлияла.

— Закрытость полная. Сначала рынок не установлен был, за товаром ездили в Польшу, в Турцию, в Эмираты… Возили ткани, одежду, фурнитуру, сувениры, ёлки новогодние… Продавали и в магазины, и на рынок. А кто первый летал в Эмираты, застал время, когда люди грузили целые самолёты холодильниками, стиральными машинами… В Ярославле как раз невозможно было купить бытовую технику.

— Я этого не застала.

— Ни утюга, ни пылесоса. Желающих было много. У меня ещё с тех времен сохранился моющий пылесос De`Longhi. Это было лет двадцать пять тому назад. До сих пор работает.

— Что было потом?

— Накопилась усталость, поездки надоели. Захотелось сменить окружение. Для систематизации знаний получила культурологическое образование. Я по жизни читающий человек, люблю и современных авторов, могу увлечься каким-нибудь историческим романом, беллетристикой. Или ещё чем-нибудь, изучала историю Древнего мира, Месопотамию, интересны были археологические вестники.

— Чем занимаетесь сейчас?

— Провожу соцопросы. Работаю и в Ярославле, и по стране езжу. Вот только прибыла из Архангельска.

Прививать любовь к чтению и не баловать

— Вы встретились со мной перед походом в салон красоты, вечер и вся неделя заняты. А что в вашем расписании ещё?

– Наверное, как и у любой женщины, это семья. Дочь уже выросла. Все забавные моменты я записывала в тетрадочку. И потом эта тетрадочка была ею найдена и прочитана. Она так хохотала! И говорила: «А это правда было?» Я-то уже не помню, если написано, значит, было, я же не могла это придумать. Сейчас у меня двое внуков.

— В воспитании ориентируетесь на какие-то принципы?

— Меня интересовал вопрос карманных денег. Дочь закончила первый класс, мы поехали в Германию к друзьям, там узнала о немецкой методике. Сначала я выдавала определённую сумму на несколько дней и говорила: «Ты можешь всё потратить за один день, можешь разделить, можешь отложить». Сумма постепенно менялась, менялось и количество дней. К 11 классу на месяц выдавалось 3 тысячи рублей.

– Как это дальновидно!

– Да, и все проблемы с подарками, помадами, маршрутками и такси закончились. Ну и… баловать детей нельзя.

— А что значит баловать?

— Когда у меня дочь пришла в садик, там висел плакат: «Разбаловать можно и в бедности, и в богатстве можно вырастить в строгости». Я видела крайне избалованных деньгами детей из необеспеченных семей, и в весьма и весьма состоятельных семьях видела детей, которые в принципе развращены деньгами не были.

Ещё важно привить ребёнку любовь к чтению. Чтение – это наслаждение, удовольствие. Вы же когда хорошую книгу читаете, удовольствие получаете? Главное не лишить маленького человека этого. В семье читали все: кто исторические романы, кто фантастику, кто детективы.

— Дома была целая библиотека?

— И теперь дочь собирает уже свою.

— Задам наш традиционный вопрос. Что для вас самое ценное и важное в жизни?

— В первую очередь здоровье близких. А ещё считаю, что никогда не поздно перестроиться, никогда не поздно пойти другой дорогой, начать новое дело. Не останавливаться, не замыкаться, не начинать копить деньги, которые потом потратит кто-нибудь другой, а не ты. Круг интересов расширять свой, путешествовать. Надо помогать детям, но и давать им возможность помогать родителям.

 

Беседовала Ольга Фуркало

Добавить комментарий

Закрыть меню