Он же памятник!

Он же памятник!

От больших памятников и тень больше 

В скором будущем неповторимый архитектурный облик Ярославля грозит пополниться ещё одним крупногабаритным памятником истории и культуры. По всей видимости, в мэрии решили как-то скрасить для горожан унылое однообразие пресловутой самоизоляции. Для чего не придумали ничего лучшего, как возвести в статус исторического наследия подержанный автобус ЛиАЗ-677. С последующей установкой оного на постаменте при въезде в ПАТП-1 по адресу Московский проспект, 112. И присвоением монументу почётного звания «Автобус-труженик».

Культурный дух

Нет, всё-таки, наверное, сам воздух в Ярославле какой-то особенный. Он настолько пропитан духом замечательной нашей культурно-исторической среды, что кружит голову и пробуждает в личности творческие позывы. Тем более если голова руководящая, а значит, обладающая ею личность имеет возможность творческие свои позывы удовлетворять за казённый счёт.

Оно и понятно. Если окна кабинета очередного градоначальника смотрят непосредственно на эту самую замечательную нашу культурно-историческую среду, то невольно возникает непреодолимое желание в оной наследить и чем-нибудь эдаким оставить память о своём здесь пребывании. И если уж не можешь на манер В. И. Тырышкина позволить запечатлеть себя в истории родного города храмом циклопических габаритов с именной табличкой на фасаде, то хотя бы что-нибудь посильное куда-нибудь приткнуть, чтоб в бюджетном варианте, по цене металлолома, но непременно на постаменте.

Думается, аккурат поэтому Ярославлю так везёт на креативных градоправителей. Один прикажет засохшее древо в центре эдак зонтиками разноцветными разукрасить на европейский манер, другой какими-то непонятными сердечками двусмысленных очертаний городскую першпективу уставит да автобусы в красный непременно цвет повелит выкрасить. Теперь вот очередному надышавшемуся взбрело какую-то ржавую колымагу со свалки приволочь, выкрасить и на постамент водрузить. Мол, в Санкт-Петербурге стоит же крейсер «Аврора», в Челябинске — танк Т-34, во Владивостоке — подводная лодка С-56, а мы, спрашивается, самые, что ли, неумытые?

Опять же, многие подзабыли, но в своё время у нас аж два самолёта Ту-104 стояло: один — Ту-104а — имел бортовой номер СССР-42398А и располагался аккурат на Стрелке в Ярославле, а другой — с номером СССР-42460 — в Рыбинске, рядышком с проходной бывших «Рыбинских моторов».

Ну, по временам нынешним на такого рода архитектурные излишества рассчитывать не приходится, так что решили ограничиться списанным автобусом. Ведь ещё Л. И. Брежнев выдвинул лозунг: «Экономика должна быть экономной». Вот и сэкономили.

Чудят баре

Очередную «плодотворную дебютную идею» руководства доверили озвучить начальнику управления городского пассажирского транспорта мэрии Ярославля С. В. Волканевскому. Сергей Валерьевич решил представить общую картину в некотором даже ностальгическом оттенке: «Мы решили увековечить память об этих автобусах, которые до середины 90-х работали на большинстве маршрутов Ярославля. В народе такие автобусы называли луноходами. Сейчас специалистам предстоят работы по реставрации, поиску запчастей и ремонту».
В своём лирическом порыве Сергей Валерьевич, конечно, не счёл уместным помянуть, что в народе такие автобусы куда чаще именовали «скотовозками» — так сказать, по совокупности потребительских качеств. Ибо главным их достоинством было то, что в час пик в его нутро можно было запихнуть аж сотню с гаком опаздывающих на работу страдальцев.

Как-то невольно вспоминается легендарная миниатюра незабвенного А. И. Райкина:

Я прихожу к директору, говорю: «Кто сшил костюм? Кто это сделал? Я ничего не буду делать, не буду кричать, я только хочу в глаза ему посмотреть». Выходит сто человек. Я говорю: «Ребята, кто сшил костюм?» Они говорят: «Мы!»

Собственно, всегда едва ли не более всего общественность интересует именно это местоимение первого лица множественного числа. Вот это «мы» — это кто конкретно? Потому что ещё железный сталинский нарком путей сообщения Л. М. Каганович учил подчинённых: «У каждой аварии есть имя, фамилия и должность». Чтоб благодарные ярославцы знали, кому персонально следует воздать по заслугам за столь эксклюзивную достопримечательность. Где ещё сыщешь город с тысячелетней историей, в коем господа градоначальники гордятся тем, что нашли на арзамасской свалке груду металлолома, за немалые деньги доставили и провозгласили оную памятником материальной культуры?

Вообще, любое начальство у нас — это своего рода «обстоятельство непреодолимой силы», вроде того же великого и ужасного коронавируса. Так что народу остаётся любые взбрыкивания партии и правительства принимать за данность.

Впрочем, нет: с ярославцами обещают всё-таки посоветоваться. Как заявили в руководстве ПАТП-1, «возможно, что спросим у ярославцев, в какой цвет предпочтительнее его покрасить». В ответ на каковое обещание ветераны общественного транспорта тут же не преминули припомнить, что вообще-то боевой раскрас автобусов-тружеников более всего соответствовал определению «цвета детской неожиданности». Что привносит в общую картину маслом дополнительные и весьма своеобразные штрихи.

«Чудят баре», — говорили ранее крестьяне, дивясь на господские забавы. И грустно вздыхали, прикидывая, во сколько им эти развлечения обойдутся.

Памятники имеют свой рейтинг засиженности: сверху — голубями, снизу — молодожёнами. Ну, относительно того, будут ли молодожёны возлагать цветы под колёса бывшего «скотовоза», ещё можно посомневаться. Но вот насчёт голубей уж точно никаких сомнений быть не может. Пусть хоть птички порадуются.

Александр Богатырёв специально для «Колокола»

Добавить комментарий

Закрыть меню
×
×

Корзина